Мораторий на банкротство или ямочный ремонт закона? Центр санации бизнеса как реальная мера спасения экономики

22.04.2020

 Мораторий на банкротство или ямочный ремонт закона? Центр санации бизнеса как реальная мера спасения экономики

В условиях карантина и периода борьбы с распространением коронавируса государство вводит беспрецедентные меры, которые должны обеспечить стабильность экономики и сохранность предприятий. Поможет ли в этом мораторий на банкротства? Попробуем проанализировать возможные последствия вступившего в силу Постановления Правительства РФ.

Табу на разорение

С 4 апреля 2020 года на 6 месяцев введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве компаний по заявлениям кредиторов. Определены сферы бизнеса, которые несут существенные потери из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции: это 9 отраслей, среди которых авиа- и автоперевозки, организация досуга, туристическая сфера, гостиничный бизнес, организация выставок и конференций, услуги салонов красоты и прочие. Также отдельным списком указаны системообразующие и стратегически важные организации.

Мораторий означает, что суды не будут принимать от кредиторов заявления о признании компании-должника банкротом. Причем это коснется и тех заявлений, которые уже поступили в суды, но еще не были приняты к производству.

А что будет, если…

Стоит признать, что пандемия не только вскрыла новые «тонкие места» в экономике, но и обострила давно существующие проблемы с накопленными долгами. В банкротном законодательстве произошли самые быстрые изменения: обсуждение поправок началось в конце марта, а принят пакет изменений уже 1 апреля. Понятно, что в подобные сроки тяжело подготовить идеальный тактически и практически применимый документ. Тем более невозможно провести его детальное обсуждение с профессиональным сообществом. Безусловно, принятые меры и активная позиция бизнеса позволят стране преодолеть основные угрозы, но не окажется ли вдруг, что поддержка в таком виде не только не поможет бизнесу, но и «сыграет» против него?

Итак, сама компания-должник не лишена права прийти в арбитражный суд и заявить о банкротстве. А вот кредиторы не смогут добиться реакции от судов, либо публикации на Федресурсе информации о долгах компании. Инициаторы законопроекта считают, что 6 месяцев моратория дадут части компаний шанс на восстановление платежеспособности. Но как же быть с платежеспособностью кредиторов, на которых таким образом просто перекладывается вся тяжесть финансовых потерь?

При этом, пусть должник еще не банкрот по закону, но его правомочия уже существенно ограничены: не могут выйти из бизнеса владельцы, не может быть продана доля акций. То есть нельзя провести реструктуризацию бизнеса, даже если она в теории может поправить финансовое состояние должника. Конечно, это сделано для защиты от мошенничества, но все же: странно отсекать возможность под таким «соусом». В случае если стабилизировать финансовое положение не удастся, руководителей ждет неминуемое привлечение к субсидиарной ответственности.

Война с числом

Несовершенство российских законов и процедур рождает печальную статистику, по которой требования кредиторов удовлетворяются всего в 4,7% случаев. Неудивительно, что совокупный объем просроченной задолженности корпоративного сектора к 2018 году превысил отметку в 4,7 трлн. рублей. То есть перерос объемы фонда национального благосостояния. В итоге, кошмар превращается в «чуму на оба ваши дома». И бизнес боится банкротиться, и кредиторы понимают, что толк от процедуры стремится к нулю.

Складывается ощущение, что меры с мораторием направлены на сдерживание резкого роста числа банкротств в стране. Но речь идет не о качественном, а о количественном показателе. В стране уже сложилась ситуация долгового кризиса, поэтому пришло время для пересмотра основного закона «О несостоятельности (банкротстве)», который фактически является неэффективным и обеспечивает только механизм начала процедур, но не возврат средств добросовестным предпринимателям.

Настоящая поддержка

Бизнес, пострадавший от чрезмерной долговой нагрузки, не растворяется в воздухе. Он может запустить цепочку банкротств. Стране нужен штаб не только по борьбе с коронавирусом и его последствиями, но и штаб санации бизнеса по борьбе с долгами, который сможет разработать и предложить актуальные и необходимые законодательные изменения. Например, реальной помощью может стать создание Центра санации бизнеса, который поможет в оказании поддержки предпринимателям, столкнувшимся с угрозой банкротства. Эту идею уже обсуждали на заседании комитета по контролю и регламенту Совета Федерации 1 апреля 2020.

Несмотря на то, что в действующем законодательстве предусмотрено понятие финансового оздоровления предприятий, реальное применение процедуры не превышает 1% от числа обанкротившихся фирм в 2019 году.

Иван Рыков, принявший участие в заседании комитета Совета Федерации заявил, что Внедрение единого Центра санации способствует тому, что санатор, инвестор, кредитор и должник смогут взаимодействовать и в итоге способствовать сохранению рабочих мест, развитию бизнеса, росту инвестиционной привлекательности регионов, постоянному поступлению налогов. При этом основным санатором должно выступить государство, которое способно трезво оценить необходимость сохранения системообразующих и наиболее востребованных предприятий.

Само возникновение Центра санации бизнеса может повысить предпринимательскую активность и уровень доверия в деловой среде к государству и стать реальным инструментом в борьбе с долговым кризисом, который уже угрожает российской экономике.ed06cdb8-a1a6-4ea7-9d2d-d3cb2bf9af9d (1).jpg

Рыков Иван

Основатель антикризисной юридической компании «Рыков групп»

Специализации: антикризисное управление и банкротство крупных предприятий и организаций; управление проблемными активами; взыскание дебиторской задолженности, деятельность коллекторов; субсидиарная ответственность по обязательствам должника.


Превращая долги в возможности