Южноуральцы распробовали банкротство

06.04.2016 Южноуральцы распробовали банкротство

Жители Челябинской области стали чаще добровольно выбирать банкротство как шанс для избавления от долгов. Специалисты уверены, что причина в том, что люди попросту стали понимать, как работает закон, и увидели конкретные случаи банкротства. Между тем болезненные точки процедуры по-прежнему налицо: управляющие все еще не довольны вознаграждением, а добросовестные заемщики рискуют «случайно» попасть в сектор «банкрот».

В исследовании отмечается, что количество дел, заведенных по инициативе самих должников, выросло на 240%. Если ранее инициаторами банкротства чаще выступали кредиторы, то в феврале ситуация изменилась. Теперь заемщики то и дело сами стремятся к банкротству. Но механизм здесь сложный и дорогой – неплательщик должен подать в суд заявление о признании его банкротом. Далее ему придется доказать суду, что он обладает признаками неплатежеспособности или недостаточности имущества, поэтому не в состоянии исполнить обязательства. Если доводы гражданина подтвердятся, то суд введет процедуру реструктуризации долгов либо реализацию имущества. И только после этого официально признает его банкротомВ России зафиксировано 4650 процедур банкротства физических лиц, перешедших в стадию реализации имущества должника или реструктуризации долгов. Из них примерно 100 дел на начало марта приходится на Челябинскую область. Самое большое количество банкротов оказалось в Новосибирской области и в Москве, сообщает сайт Finzdor.ru. Южный Урал не попал в десятку лидеров, в отличие от Свердловской области, которая заняла восьмое место.

В ВТБ24 сообщили, что конкретные цифры случаев процедур банкротств в УрФО назвать не готовы, но отметили, что чаще банк сам инициирует процедуру. Однако за последнее время отдельные граждане-заемщики самостоятельно стали использовали эту возможность. Специалисты говорят, это связано с тем, что люди стали понимать работу закона, а так же увидели конкретные случаи банкротства.

Есть и другая сторона медали. Так, банк города Магнитогорска, в котором клиент взял ипотеку, неожиданно без объяснения причин подал иск о его банкротстве, притом, что заемщик исполнял все необходимые обязательства перед банком. Как позже стало известно – это произошло из-за ошибки юриста данной кредитной организации, который неверно оформил документы. Вследствие чего жителю Магнитогорска пришлось отстаивать свои права в суде и доказывать, что он не может быть признан банкротом. О таком происшествии рассказал руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Виктор Климов. По его словам, данная ситуация больше напоминает мошенничество со стороны банка либо его отдельно взятых сотрудников. Потерпевший может потребовать возмещения ущерба, в том числе и морального.

Руководитель социального проекта «Стоп! Коллектор!» Вячеслав Курилин считает, что такая ситуация произошла безусловно из-за ошибки банка. «Не может быть такого, чтобы при отсутствии задолженности банк признал заемщика банкротом. Должны проходить проверки, человек предоставляет суду все необходимые документы, как и вышло со случаем в Магнитогорске. Единственное, что такая ошибка принесла человеку неприятные хлопоты», – говорит он.

До настоящего времени закон о банкротстве физических лиц был малоэффективен, признают эксперты. Это происходило из-за массовых отказов арбитражных управляющих вести данные процедуры. Дело в том, что прописанное в законодательстве вознаграждение арбитражных управляющих – 10 тысяч рублей, по их мнению, не соответствует трудозатратам, расходам и рискам. Но с марта этого года начал работать Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих, который сформировал предложение по введению градации вознаграждения от размера долга банкрота. «В противном случае функции нужно передать другим институтам, например, в службу судебных приставов», – пояснил председатель рабочей группы Общероссийского профсоюза арбитражных управляющий Иван Рыков. По его мнению, если изменения вступят в законную силу, то процедура банкротства станет более эффективной.

Вячеслав Курилин считает такую инициативу абсолютно некорректной. «Размер задолженности не говорит о сложности процедуры, – объясняет он. – Долг может быть большим, но перед одним кредитором. Может отсутствовать имущество. И получается, что работы практически нет – случай простой и прибыльный. А может быть наоборот – долг незначительный, к примеру, 500 тысяч рублей, а работы очень много, но заработать с него получится мало. Следовательно, данная система оплаты приведет к тому, что арбитражные управляющие будут отказываться от таких дел и выбирать те, которые проще и «дороже». А люди с обычными долгами окажутся вне действия закона».

По его словам, арбитражные управляющие сами были инициаторами того, чтобы именно они вели процедуру банкротства граждан. Но, когда закон вышел, и была установлена цена, то она их не устроила. «Может лучше расширить круг лиц, которые вправе заниматься процедурой банкротства?, – добавляет Вячеслав Курилин. – Мне кажется, стоит разрешить вести дела о банкротстве не только арбитражным управляющим, но и другим юристам, которые, к примеру, получили определенное образование или прошли специальное обучение».

Подробнее

Подробнее

Возврат к списку