Главное

Как Верховный Суд «латает» дыры в законе о банкротстве

06.02.2019 Как Верховный Суд «латает» дыры в законе о банкротстве

Решения ВС РФ определяют не только судьбу конкретного дела, но дают «негласное» разъяснение нижестоящим судам, как им действовать в схожих ситуациях. Статья эксперта Департамента проблемных активов ГК «Рыков групп» Константина Суныгина рассказывает нашим читателям о некоторых из таких решений, коренным образом, изменивших, сложившуюся арбитражную практику.

Кандидатура арбитражного управляющего, как «завуалированный» предмет спора

В прошлом году ВС РФ рассмотрел спор с участием банка - кредитора и конкурсного управляющего. Предмет тяжбы состоял в том, что арбитраж оставил без рассмотрения заявление кредитной организации о признании должника банкротом. Через некоторое время он все- таки возбудил дело, но уже по заявлению самого должника. Банк посчитал свои права нарушенными и начал процедуру обжалования. Так дело попало в Верховный Суд. Нет сомнений, что нижестоящие инстанции действительно допустили ущемление прав кредитной организации в ходе рассмотрения её заявления. Однако настоящая подоплёка жалобы состояла не в нарушении процессуальных норм, а в лишении возможности первого кредитора предложить своего арбитражного управляющего.

В конечном итоге ВС РФ отменил решения всех нижестоящих инстанций и отправил материалы на новое рассмотрение. Однако в этом деле нас интересуют не фактические обстоятельства, а противоречия, заложенные в законе о банкротстве, которые и привели к возникновению данного спора.

Если вдумчиво проанализировать положения закона о несостоятельности, то можно прийти к выводу, что арбитражные управляющие- это независимые субъекты процедуры банкротства, которые действуют в равной мере в интересах кредитора, должника и общества. Кроме того, они должны быть абсолютно независимы от всех сторон процесса.

В то же время, ст.42 позволяет должнику и кредитору предложить суду кандидатуру «своего» арбитражного управляющего. А мы знаем, что многие российские корпорации и компании (и даже небольшие ООО) давно имеют «карманных» управляющих. То есть закон сам же закладывает противоречие и делает их кандидатуры предметом спора. Что и произошло в этом случае.

Более того, ВС РФ (помимо своей воли) признал заинтересованность кредитора в «своем» управляющем. В частности, действующий арбитражный управляющий должника в своих возражениях на кассационную жалобу банка указал, что «отмена обжалуемых актов не может считаться основанием для замены арбитражного управляющего». И он был абсолютно прав. В ответ на это Верховный Суд пояснил, что кредитор, подавший заявление первым имеет полное право предложить своего арбитражного управляющего. Иными словами, ВС РФ допустил замену арбитражного управляющего по основаниям, прямо не предусмотренным в законе и де- факто признал заинтересованность кредитора в управляющем. Опасный прецедент.

Неподача уведомления в ЕФРСФ о направлении заявления о банкротстве теперь считается неустранимым нарушением.

Вообще, закон имеет массу противоречий. Например, прежде чем отправить в суд заявление о банкротстве, субъект обязан разместить уведомление об этом в Едином федеральном реестре сведений о фактах деятельности юрлиц. Этого требует абзац 2. п.4. ст.37 закона о несостоятельности.

По своей сути данная норма является обязывающей. То есть заявитель должен опубликовать уведомление перед тем как направить документы в арбитраж. Устранить это нарушение физически невозможно. Следовательно, даже получив доказательства того, что уведомление опубликовано сразу после направления заявления, суд должен возвратить его (п.4. ст.44 закона о банкротстве).

Однако п.1. ст.44 определяет, что, если заявление поступило в арбитраж с нарушением правил, указанных в ст.ст. 37-41 закона о банкротстве, то суд оставляет его без движения. Таким образом, законодатель сам же нарушает обязывающий характер абзаца 2 п.4. ст. 37. В результате арбитражные суды, в подобных случаях, просто оставляли заявление без движения и не возвращали его заявителю. Так было до тех пор, пока одно из подобных дел не дошло до ВС РФ.

Верховный Суд рассмотрев материалы тут же отменил все решения нижестоящих инстанций и указал, что подача заявления без публикации в ЕФРСБ всё-таки является неустранимым нарушением. Даже если впоследствии заявитель и опубликовал уведомление. Поэтому, арбитраж обязан возвратить ему документы без рассмотрения. Следовательно, теперь нарушение порядка публикации уведомления будет означать стопроцентный возврат заявления о банкротстве, а ВС РФ в очередной раз изменил сложившуюся практику.

Арбитраж обязан рассмотреть и удовлетворить заявление кредитора о включении требований в реестр даже при его повторной неявке, если это заявление подано на основании вступившего в силу судебного решения.

Еще одна дилемма, возникшая по вине законодателя, которую разрешил ВС РФ. Кредитор взыскал с компании задолженность и получил судебное решение, а также исполнительный лист. После того, как должник был признан банкротом взыскатель составил заявление о включении его требований в реестр кредиторов, приложил к нему исполнительный лист с решением и отправил материалы в суд. Затем он дважды не явился на заседание и арбитраж оставил заявление без рассмотрения по правилам ст.148 АПК РФ. То есть судья действовал исходя из требований АПК РФ. Вроде все правильно. Однако в этой ситуации возник один «скользкий» момент. Дело в том, что заявление было подано на основании уже вступившего в силу решения. Отказав в его рассмотрении, арбитраж нарушил принципы обязательности судебных постановлений и невозможности оспаривания фактов и правоотношений, установленных судом. Ведь ранее другой судья уже признал задолженность банкрота перед кредитором. Получается, что любое решение в этой ситуации является по своей сути незаконным.

Когда это дело поступило в ВС РФ, то последний решил, что нарушение ст.148 АПК РФ станет «меньшим злом». Поэтому он отменил акты нижестоящих судов и пояснил, что в данном случае отсутствует спор о праве, так как уже есть судебное решение о взыскании задолженности. Следовательно, арбитраж мог рассмотреть материалы независимо от явки в суд кредитора и не применять положения ст.148 АПК РФ. Ведь суду не надо было устанавливать наличие задолженности, а также основания для включения в реестр. Они были налицо.

Таким образом, в схожих ситуациях кредитор может вообще не приходить на заседания, а суд будет вынужден игнорировать положения ст. 148 АПК РФ. Так решил ВС РФ.

Компенсация за невыплату заработной платы автоматически удовлетворяется во вторую очередь и не нуждается в том, чтобы ее заявляли в качестве дополнительных требований.

Арбитражный управляющий организовал выплату зарплаты работникам организации- банкрота. Получив деньги, бывшие сотрудники потребовали перечислить им еще и компенсацию за несвоевременную выплату зарплаты. Однако арбитражный управляющий отказался сделать это. Он заявил, что работники, в ходе процедуры банкротства, не заявляли дополнительных требований о выплате процентов за несвоевременное перечисление заработной платы. Следовательно, компенсации не включили в реестр требований кредиторов. Поэтому работники уже не могут претендовать на неё.

После нескольких судебных заседаний в различных инстанциях данное дело дошло до Верховного Суда. Последний встал на сторону работников и пояснил, что компенсация о выплате заработной платы начисляется и выплачивается без дополнительного заявления работников. Конкурсный управляющий, как представитель работодателя, был обязан сам рассчитать компенсацию на дату выдачи зарплаты и обеспечить ее выплату во 2 очереди.

Логика ВС РФ понятна. Если не полениться, открыть ст. 236 ТК РФ и прочитать ее внимательно, то можно понять, что выплата процентов при задержке зарплаты является обязанностью работодателя. Следовательно, данная компенсация считается структурной частью зарплаты (как тот же НДФЛ) и должна уплачиваться во второй очереди без дополнительного заявления работников. Всё предельно ясно и понятно.

Выводы

Рассмотрев вышеуказанные дела, можно прийти к выводу, что ВС РФ зачастую занимается тем, что «латает дыры» в АПК и законе о банкротстве. Да, иногда он выносит спорные решения. Но, что остается делать, когда нормы закона противоречат друг другу? Вот и приходится Верховному Суду опираться на формальную логику. В этих условиях арбитражным управляющим (да и вообще всем практикующим юристам) приходится отслеживать не только изменения законодательства, но и акты ВС РФ, чтобы знать, как действовать в похожей ситуации.

Присоединяйтесь к сообществу Facebook, каждую неделю разбираем кейсы Верховного Суда и обсуждаем последние изменениязаконодательства.

Возврат к списку