Навигация
Недобросовестные действия арбитражных управляющих: примеры из практики

Недобросовестные действия арбитражных управляющих: примеры из практики

12.03.2019 Недобросовестные действия арбитражных управляющих: примеры из практики

Законодательство требует от арбитражных управляющих действовать добросовестно и разумно. К сожалению, не все управляющие (в силу различных причин) соблюдают это основополагающее требование.

Недобросовестные действия арбитражного управляющего и нарушение прав кредитора, как результат пробелов в законодательстве.

В 2014 году компания приобрела недвижимость на крупную сумму. Через два года продавец был признан банкротом. Понимая, что данная сделка будет признана недействительной, покупатель решил сыграть на опережение. Он обратился к управляющему с просьбой включить эту недвижимость в конкурсную массу, как имущество обеспеченное залогом. Кроме того, компания направила в арбитраж заявление об установлении и включении задолженности в реестр требований кредиторов.

Постановление ВАС РФ и закон о банкротстве позволяют кредитору, попавшему в подобную ситуацию, вернуть имущество, не дожидаясь, пока арбитраж признает сделку недействительной.[1] Но в этом случае нас интересуют не правовые аспекты подобного возврата, а действия участников процесса и недостатки законодательства.

Получить консультацию юриста

Начнем с конкурсного управляющего. На словах он согласился принять недвижимость, а на деле всячески уклонялся от этой процедуры и пустил её на самотёк. По- человечески его можно понять. Он оказался, как бы между двух огней. Если управляющий примет имущество, сделка по которому может быть признана недействительной, то он ухудшит положение кредиторов, уже заявивших свои требования. 

А если управляющий откажется принять недвижимость, то он нарушит права кредитора, заключившего спорную сделку с банкротом. Поэтому в данной ситуации, арбитражный управляющий предпочел вообще ничего не делать. Тем более, что закон о несостоятельности и Пленум ВАС, декларируя возможность возврата имущества, ничего не говорят о том в какой срок управляющий должен принять имущество или отказать заявителю. Используя этот момент управляющий явно злоупотребил правом.

В свою очередь покупатель не мог обжаловать эти действия конкурсного управляющего. Статья 60 закона о банкротстве четко указывает, что субъекты, не являющиеся участниками процедуры, не имеют право на такое обжалование. Тем не менее кредитор подал жалобу на конкурсного управляющего. Как и следовало ожидать арбитраж возвратил её. Тогда действующий владелец спорного имущества подал в суд заявление о включении своих требований в реестр кредиторов.

Арбитражный суд рассмотрел заявление и отказался включить требования в реестр кредиторов. Формально судья был прав. Недвижимость не была возвращена в конкурсную массу, и заявитель не мог получить права требования к должнику. Данный вердикт не удовлетворил покупателя, и он начал процедуру обжалования. Все инстанции последовательно отказали ему в удовлетворении требований. Наконец, дело попало в ВС РФ, который встал на сторону «неудачливого» кредитора.

Прежде всего, Верховный Суд указал на недобросовестность управляющего. Последний явно злоупотребил правом в ситуации, когда закон нечетко определяет его обязанности. Однако тут же ВС РФ сделал весьма спорное утверждение. Он указал, что суд первой инстанции должен был «дать правовую оценку поведению конкурсного управляющего». А на каком основании?

Получить консультацию юриста

На день рассмотрения заявитель не был участником процедуры, а, следовательно, его жалоба на действия управляющего не могла быть рассмотрена в принципе. В противном случае, арбитраж просто бы нарушил ст. 60 закона. Тем более, что предметом оценки в данном случае были уже не действия управляющего, а включение требований заявителя в реестр кредиторов. А если ещё исходить из смысла ст. 49 АПК, то суд вообще не вправе самостоятельно изменять основание и предмет иска и выходить за его пределы.

Далее ВС РФ «упрекнул» апелляционную и кассационную инстанции в том, что они «не устранили указанные нарушения». Новых доказательств по делу явно не было. А кассационная инстанция вообще проверяет только правильность применения норм. Поэтому восстановить справедливость по данному делу мог только ВС РФ, и никто более. Ведь спорная ситуация возникла в результате явных пробелов в законе, когда заинтересованное лицо не вправе обжаловать действия управляющего, а последний может затянуть или вообще не обеспечить возврат имущества в конкурсную массу.

Спорные действия арбитражного управляющего при заключении сделки в процессе банкротства

Арбитражный управляющий заключил с охранным предприятием договор на охрану имущества должника. Данное соглашение действовало почти 3 месяца. За этот срок банкрот перевел на счет ЧОПа около 2 миллионов рублей. Впоследствии произошла замена арбитражного управляющего, а один из кредиторов (УФНС по Новосибирской области) подал заявление в арбитраж с просьбой признать исполнение обязанностей бывшего управляющего ненадлежащим.

Суд удовлетворил это требование. В основу такого вердикта было положено три вывода. Первый заключался в том, что ЧОП вообще не осуществлял охранную деятельность. В соответствии Правилами уведомления охранной компанией органов внутренних дел, ЧОП обязан уведомить в течении 5 дней уполномоченное подразделение МВД о начале и об окончании охраны объекта.[3] Однако полиция такого уведомления не получала. Кроме того, охранная фирма так и не представила обязательные документы: график дежурств сотрудников, договор охраны, книгу учета оружия, книгу проверки объектов и т.д.

Получить консультацию юриста

Далее, судья пришел к выводу, что ЧОП в принципе не мог осуществлять охрану, так как в Центре лицензионно- разрешительной работы не было информации о сотрудниках с карточками охранника от этой фирмы. Кроме того, согласно сведениями полученным из ПФР и ФСС в ЧОПе числился только один работник.

Ну, и наконец, охранная компания существовала только на бумаге и фактически не работала. Суд указал, что она не сдавала отчетность с 3 квартала 2015 года. Кстати, по-видимому, этот факт и привлёк внимание ИФНС. Дело в том, что если юрлицо в течении года не сдает отчетность и по его счету нет движения, то оно подлежит ликвидации в административном порядке. Субъекты, которые вывели из конкурсной массы денежные средства просто «забросили» это юрлицо. В этой ситуации, попытки бывшего управляющего доказать реальность оказания услуг актами выполненных работ выглядят уже нелепыми.

В дальнейшем, арбитражный управляющий обжаловал данное Определение суда, однако все инстанции, вплоть до ВС РФ не нашли оснований для пересмотра и оставили его в силе.[4]

Итак, действия арбитражных управляющих, могут быть признаны недобросовестными. При этом в основе таких действий лежат, как явные пробелы в законодательстве, так и неосмотрительность либо прямой умысел самих управляющих.          


У вас остались вопросы? Вступайте в сообщество профессионалов арбитражного управления на Facebook


[1]    Постановление Пленума ВАС № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 «Федерального закона о несостоятельности (банкротстве)» от 23.12.2010 года.

[2]    Определение ВС РФ № 308-ЭС17-22596 от 10.05.2018 года.

Получить консультацию юриста

[3]          Постановление Правительства РФ от 23.06.2011 N 498 (ред. от 26.06.2018) "О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности" (вместе с "Положением о лицензировании частной детективной (сыскной) деятельности", "Положением о лицензировании частной охранной деятельности", "Правилами ведения реестра лицензий на осуществление частной охранной деятельности и предоставления сведений из него", "Правилами уведомления частной охранной организацией органов внутренних дел о начале и об окончании оказания охранных услуг, изменении состава учредителей (участников)").

 [4]    Определение ВС РФ № 304-ЭС18-4752 от 10.05.2018 года.

Возврат к списку