Навигация
Нестандартные решения в делах о банкротстве: свежая практика Верховного суда

Нестандартные решения в делах о банкротстве: свежая практика Верховного суда

05.03.2019 Нестандартные решения в делах о банкротстве: свежая практика Верховного суда

Когда работаешь со стандартной, набившей оскомину темой, суд подходит к делу консервативно. По накатанной. Экономическое обоснование мирового соглашения, очерёдность погашения, имущество супругов.

Кажется, что практика по этим вопросам давно утрамбована, новых подходов не ожидается. Однако Верховный суд готов вникнуть в суть и принять нетрадиционные доказательства. 

Порой дело выиграют детали, незамеченные судом первой инстанции. В качестве примера разберём дело с оспариванием мирового соглашения.

Экономическое обоснование мирового соглашения

В рамках процедуры банкротства мажоритарными кредиторами утверждено мировое соглашение. Голоса распределились 60 на 40. Запланирован следующий порядок погашения задолженности. В течение года гасилась задолженность перед налоговым органом, и в течение семи лет – перед иными кредиторами. Кроме того предполагалась прощение части штрафных санкций, в том числе по обязательным платежам.

Суд первой инстанции утвердил проект соглашения. Миноритарный кредитор обратился с апелляцией и получил отказ. Доводы апелляционного суда таковы.

За утверждение соглашения проголосовало более 50%. Установлен источник погашения задолженности. Это транспортная техника, которую предприятие будет сдавать в аренду. Арендная плата пойдёт на погашение долга.

Истец подал кассационную жалобу. И кассационный суд её удовлетворил. Судьи сочли мировое соглашение «экономически не обоснованным». Были приведены следующие доводы:

  • Налоговое законодательство России не предусматривает списание налоговой задолженности, даже в части штрафных санкций.
  • Предприятие располагало техникой. Но контрактов по сдаче в аренду на руках у должника не было.

Отсутствие контрактов подвело конкурсного управляющего и позволило миноритарному кредитору доказать экономическую необоснованность мирового соглашения.

Чтобы доказать свою добросовестность, мельчайшие детали нужно подтверждать документально. Иначе получится, как в деле о банкротстве физлица, где под раздачу попала личная собственность супруги.

Совместно нажитое имущество

Незадолго до признания мужа банкротом супруга продала земельный участок. Финансовый управляющий обжаловал сделку на основании ст. 10 «Пределы осуществления гражданских прав» и ст. 61.2 «Оспаривание подозрительных сделок должника» закона о банкротстве.

Первые три инстанции в удовлетворении отказали. В ЕГРП единственным собственником числится супруга. Раздел совместно нажитого имущества согласно ст. 38 Семейного кодекса не произведён. Поэтому земельный участок – личная собственность супруги.

Верховный суд отменил нижестоящие судебные акты, указав следующее. При банкротстве одного из супругов погашение долговых обязательств осуществляется за счёт общего имущества. Супруга не представила доказательств того, что земельный участок относится к её личной собственности. Например, был получен в дар или куплен за личные денежные средства. А так как цена сделки в несколько раз ниже рыночной, применяется ст. 61.2 закона о банкротстве.

Кажется, что у ответчика железные доказательства. Суды на первых этапах подтверждают их достаточность. Но опытные юристы ищут и находят слабое место, подкапываются под него и обрушивают всю выстроенную доказательную логику.

Причем беда приходит, откуда не ждали. Например, из-за границы. Как в деле об очерёдности платежей, где Верховный суд принял неожиданное решение, которое, на первый взгляд, противоречит закону о банкротстве.

Есть другие вопросы по процедуре банкротства? Запишитесь на бесплатную консультацию и получите помощь у экспертов прямо сейчас

Возврат к списку