Судный день для «Уралэлектрострой» наступит 13 мая

08.05.2019

В Арбитражном суде Оренбургской области 13 мая будут решать, что делать с долгами «Уралэлектрострой».

Дело в том, что в результате ухудшения экономической ситуации в России, неграмотных действий руководства, а также недобросовестности контрагентов, компания накопила долги перед кредиторами. Сейчас сумма в реестре требований кредиторов к холдингу превышает 8 млрд рублей. Больше 6 млрд из этой суммы приходится на требования Сбербанка, еще чуть больше 1 млрд составляют требования ВТБ, остальная сумма приходится на требования других кредиторов. На предприятии летом 2018 года было введено временное управление. А руководитель «Уралэлектростроя» сам проходит процедуру личного банкротства.

Типичная история для современной России, за которой обычно следует ликвидация компании. Впрочем, в этот раз все может пойти иначе. Крупнейший кредитор холдинга – Сбербанк, заявил, что видит перспективы для финансового оздоровления «Уралэлектростроя» и выделил на эти цели кредит компании на 8,3 млрд рублей. Инициативу крупнейшего кредитора, в свою очередь, поддержал крупнейший заказчик – ФСК ЕЭС, который заключил новые контракты с холдингом на 2019 год.

Однако, против выступил ВТБ и другие кредиторы, которые требуют начать конкурсное производство на предприятии, то есть, по сути, начать процедуру ликвидации холдинга.

Заметим, что «Уралэлектрострой» является одной из крупнейших компаний в России в области проектирования и строительства инфраструктуры для электросетевых компаний. В частности, специалисты и мощности холдинга привлекались к возведению крымского энергомоста. Как следует из финансовой отчетности, выручка компании в 2017 году превысила 7 млрд рублей. А производственные мощности компании загружены на 70% заказами от ФСК ЕЭС. На предприятии работают почти тысяча человек, которые рискуют остаться без работы, в случае ликвидации компании.

Как заметил аналитик долгового рынка Иван Рыков, ситуация, когда часть кредиторов готовы «уничтожить» предприятие, даже с учетом того, что у последнего есть реалистичный план финансового оздоровления, вновь возвращает нас к вопросу о создании и внедрении в стране «культуру спасения должников».

«Однако это невозможно сделать без изменений в закон о банкротстве, который сейчас совершенно не нацелен на финансовое оздоровление компаний, проходящих процедуру банкротства. О какой культуре спасения должника можно говорить, если для этого в законе не прописаны механизмы и инструменты для этого? А ведь процедура банкротства должна в первую очередь вести к финансовому оздоровлению должника, и только при невозможности этого к его ликвидации», - подчеркнул эксперт по долгам.

Хотите знать больше? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Возврат к списку


Превращая долги в возможности