Как будут привлекать к СО в ближайшие 5 лет: новые тенденции

01.07.2019

В последние годы в делах по привлечению к субсидиарной ответственности суды вместо доказывания оснований все чаще занимаются определением статуса КДЛ. То есть стало важным не за что судить, а кого. Это и другие изменения были закреплены в 266 ФЗ, в 53-м Пленуме Верховного суда и в письме ФНС, разъясняющем порядок применения новой главы по СО. Сейчас формируются новые инструменты и механизмы, которые будут активно использоваться в судебной практике.

Так сложилось, что суды и кредиторы больше не верят в то, что банкротство возникает по каким-то естественным основаниям. Бремя их доказывания возлагается на ответчика, на КДЛ. Поэтому теперь все силы кредиторов и арбитражных управляющих направлены на установление статуса контролирующего должника лица.

Тенденция первая: «спящие» основания для признания КДЛ

Последними изменениями в закон введены новые презумпции для признания КДЛ. Они пока никак не разъясняются. Так, арбитражный суд может признать лицо контролирующим должника по «иным» основаниям, не связанным с занятием какой-то должности в органах управления предприятия-банкрота. Формулировка очень расплывчатая. В ФНС предлагают здесь отталкиваться от неформальных отношений между реальным КДЛ и КДЛ выявляемым.

Вот пример попытки применения новшества на практике — это постановление ВС от 5 апреля 2019 г. по делу №А60-50826/2016. Его фабула: конкурсный управляющий подал заявление на гендиректора предприятия, ликвидатора и на лицо, осуществлявшее фактическое руководство. Суд установил, что последний мог влиять на деятельность банкрота. Имелись показания свидетелей, был предъявлен судебный акт, подтверждающий, что между должником и ответчиком существовали хозяйственные отношения. В том числе было заявлено о неформальных отношениях между ними. В определении ВС указал, что совместное проживание, состояние в гражданском браке, совместная служебная деятельность, военная служба, совместное обучение и прочее также могут являться основанием для установления статуса КДЛ.

Разумеется, в данном деле этот довод оказался не главным. Тем не менее, суд посчитал необходимым его озвучить.

Еще одно «спящее» основание — получение существенного актива должника по сделке. Если вы контрагент должника и получили какой-то актив, то можете быть признаны контролирующим с перспективой возложения всех его долгов. Что касается существенности, это не обязательно какой-то размер в балансовой стоимости. Это может быть такой производственный актив, с выходом которого из имущественного оборота должника будет невозможна его дальнейшая хоздеятельность.

К примеру, в деле № А40-136930/16 (постановление АС МО от 5 апреля) ответчик получил существенный актив в виде договоров, других матценностей, после чего компания ушла в банкротство. У нее возникла задолженность по налогу на прибыль, также были оспорены некоторые ранее заключенные сделки. Контрагентом по ним выступало как раз лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности. В результате решением суда было установлено, что между учредителями должника и фактическим руководителем имеется аффилированность. А также доказано, что именно отчуждение указанного выше актива привело к возникновению и нарастанию задолженности.

И третье основание — формирование центров прибыли и убытков, то есть введение в бизнес-модель каких-то искусственных звеньев (контрагентов), необоснованное дробление производственного цикла. В итоге создается группа компаний, в одних из которых аккумулируется прибыль, в других — убыток. Затем эти последние уходят в банкротство. На весь этот объем контролируемых юрлиц Верховный суд предлагает смотреть сверху и бенефициара цепочки может признать КДЛ.  

Тенденция вторая: размытость сроков давности по СО

Напомним, раньше лицо могло быть признано контролирующим должника только в пределах двух лет до подачи заявления. И многие этим пользовались, пытаясь по максимуму оттянуть обращение с иском о банкротстве. Если его подавал кредитор, требовалось просто чинить ему препятствия.

Глава 3.2 266 ФЗ  устанавливает новый срок факта влияния на действие и бездействие должника — за три года до возникновения признаков банкротства. То есть теперь нет никакой связи ни с датой возбуждения дела о несостоятельности, ни с моментом подачи иска. Могут пройти годы (до десяти лет) до принятия судом заявления о привлечении к СО, а основания для определения КДЛ никуда не денутся.

Отметим, что новшество распространяется не только на свежие банкротные дела. Вот реальный кейс: дело А-45-10364/2014 по привлечению к СО. Ответчики не были признаны КДЛ, так как до подачи заявления о банкротстве прошло более двух лет. Нарушения оказались за пределами этого срока, и фактически лиц нельзя было признать контролирующими должника, а также привлечь к субсидиарной ответственности. Однако Верховный суд постановления предыдущих инстанций отменил.

Пояснение было следующим: ответчики своими действиями умышленно оттянули подачу заявления о банкротстве, поэтому они вне зависимости от истечения двух лет подлежат привлечению к СО. Итак, если суд видит какое-то злоупотребление, забудьте про сроки давности — их применят так, как это будет удобно кредиторам и АУ.

Тенденция третья: уход от профессионального арбитражного процесса

Профессиональный процесс — это когда истец несет риск за выбор способа защиты. Другими словами, если бы арбитражный управляющий попросил привлечь какого-то ответчика к СО, а суд установил основание для взыскания с него убытков, истцу отказали бы только потому, что в просительной части заявления написано иное. Исправить ошибку и повторно обратиться с иском было бы уже нельзя.

Но 53-й Пленум внес в сложившийся порядок коррективы. В главе 3.2 дается такое разъяснение: вне зависимости от указанного в заявлении способа защиты права — убытки или субсидиарка — суд сам определяет основания и применяет необходимые нормы. Задача истца — просто изложить обстоятельства дела. То есть отныне будет иметь значение не то, что указали в просительной части кредиторы или арбитражные управляющие, не размер ответственности, не основание, а именно ссылка на выявленные обстоятельства дела. Суд сам будет давать им правовую квалификацию.

Разумеется, никуда не денутся все прежние нормы и механизмы, применяемые при определении субсидиарной ответственности и контролирующего должника лица. Они продолжат работать для добросовестных предпринимателей, банкротство которых действительно наступило по объективным причинам. А вот там, где суд заметит признаки мошенничества и противоправных схем, активно будут применяться теневые и «спящие» основания, которые в общем-то уже упоминаются в законе, разъяснения по ним есть в Пленуме, и есть конкретные примеры в судебной практике.

Кстати, хотите знать каковы ваши риски быть привлеченным к субсидиарке? Пройдите небольшой тест и узнайте ответ на этот вопрос

Возврат к списку

Превращая долги в возможности