Кейсы о банкротстве: банки и субсидиарная ответственность

15.03.2019

Верховный суд постановил, что взыскание убытков у кредитора возникает не только в результате нарушения договора, но также из деликтного обязательства. Подробнее об этом в «свежем» кейсе, который разобрали наши эксперты.

Определение ВС РФ № 305 – ЭС18 – 15540 от 05.03.2019 года

Суть дела

После завершения банкротства ООО, банк обратился в суд иском о взыскании многомиллионных убытков с учредителя и руководителей этой компании. Свою позицию банк мотивировал тем, что владелец и руководители Общества при заключении кредитного договора предоставили ему заведомо ложные сведения о своем хозяйственном положении и финансовом состоянии. В результате, банкротства ООО кредит так и не был погашен, Данное деяние причинило банку крупный ущерб и он, впоследствии, сам был признан банкротом (Банк «Траст» (ПАО).

Теория

Закон о банкротстве связывает наступление субсидиарной ответственности для контролирующих должника субъектов с четко ограниченным перечнем условий, указанных в ст. 61.11. А в соответствии со ст. 393 ГК РФ кредитор имеет полное право на возмещение убытков при нарушении должником своих обязательств. Однако, если в ходе банкротства у должника не хватит средств для оплаты всех требований кредиторов, то эти требования считаются погашенными. Кроме того, закон о несостоятельности ничего не говорит о противоправных действиях руководящих лиц компании — должника по кредитному договору, которые привели к банкротству самого кредитора. Вопрос о противоправности их действий при получении кредита устанавливается только в ходе расследовании уголовного дела, возбужденного по ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита).

Итог

Суды всех инстанций отказали банку в удовлетворении его требований. Мотивируя свои решения, они указали, что вопрос о противоправности действий участника и руководителей банкрота при получении кредита, решается в рамках уголовного дела. В свою очередь, кредитная организация не оспаривала сделки с должником и не пыталась признать их недействительными. Более того, вплоть до подачи банком заявлении о включении в реестр требований кредиторов, компания — банкрот добросовестно платила по кредиту. Ну, и наконец, руководители компании — банкрота, привлекаются к субсидиарной ответственности лишь, когда несостоятельность их юрлица вызвана их же указаниями либо другими действиями. В данном случае этого не наблюдалось. Такие решения судов, естественно, не устроили банк, и он отправил жалобу в ВС РФ.

Позиция Верховного Суда РФ

ВС РФ отменил все прежние судебные акты и отправил материалы на новое рассмотрение. Вынося Определение, он отметил, что кредитор имеет полное право на возмещение убытков не только в результате нарушения должником условий договора, но и в рамках деликтных обязательств (ст.1064 ГК РФ). В ходе банкротства заемщика кредитная организация заявила требования, вытекающие из договора. Они не были удовлетворены ввиду отсутствия у должника имущества. Однако этот факт не лишает банк права потребовать возмещения вреда вне рамок договора и самой процедуры банкротства в соответствии со ст.1064 ГК РФ. Причем с лиц, когда — то контролировавших должника. Дополнительно, ВС РФ указал, что умысел ответчиков на незаконное получение кредиты может быть доказан не только в рамках уголовного, но и в ходе гражданского судопроизводства. И если этот умысел будет установлен, то противоправное поведение руководителей и участников банкрота может рассматриваться в качестве самостоятельного состава правонарушения для возмещения вреда по ст. 1064 ГК РФ.

Мнение эксперта

Здесь есть два очень интересных момента. Во — первых, ВС РФ указал, что одни и те же факты могут быть доказаны, как в рамках уголовного, так и в ходе гражданского судопроизводства. С той только разницей, что в первом случае дело заканчивается приговором, а во втором — возмещением вреда по ст.1064 ГК РФ.

Во - вторых, ВС РФ фактически предоставил кредиторам право попытаться солидарно взыскать ущерб (убытки) с руководителей и участников компании — банкрота, даже если последних нельзя привлечь к субсидиарной ответственности в соответствии с законом о несостоятельности.

Осенью 2018 года ВС РФ в п.40 своего Обзора № 3 (2018) впервые указал, что право на взыскание убытков у кредитора возникает не только в результате нарушения договора, но также из деликтного обязательства. То есть в результате причинения вреда со стороны контрагента. Четыре месяца назад мало, кто обратил внимание на эту фразу. Тем более, что она была сформулирована расплывчато и совсем в других обстоятельствах. И вот сейчас ВС РФ наглядно разъяснил, как ее следует понимать. В связи с этим мы прогнозируем резкий рост числа подобных исков от кредиторов, которые так и не сумели привлечь контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности.

У вас похожая ситуация, или ваш вопрос по банкротству уникален? Получите консультацию экспертов по всем аспектам процедуры банкротства прямо сейчас

Получить консультацию юриста


Возврат к списку

Превращая долги в возможности