Субсидиарная ответственность: риски контролирующих должника лиц и основания для привлечения

02.09.2019

За несколько лет законодательство о банкротстве в части применения субсидиарной ответственности претерпело значительные изменения и, более того, продолжает меняться довольно динамично. Вообще любые изменения в законе о банкротстве обусловлены стремлением законодателя уравновесить положение должника и кредитора и вопросы применения субсидиарной ответственности не исключение. Ведь зачастую лишь практическое применение норм обнажает их слабые стороны.

К таковым можно отнести: пробелы, противоречия, вероятность неоднозначного толкования соответствующих норм. Далеко не всегда удается предусмотреть решение проблемных вопросов на стадии разработки законопроекта. Особенно актуален такой подход для нововведений, в отношении которых еще нет сложившейся судебной практики. Поэтому возникает вполне обоснованная необходимость коррекции закона с учетом нюансов, выявленных практическим применением и которые не могут уже более оставаться в тени. Яркий тому пример, развитие практики применения субсидиарной ответственности.

Стоит отметить, что несмотря на относительную «молодость» институт субсидиарной ответственности в качестве довольно результативного механизма взыскания долга становится все более востребованным. Мотив такой растущей популярности вполне объясним и понятен. Нередки случаи, когда должник входит в банкротство при практически полном отсутствии активов, на которые возможно было бы обратить взыскание. А если они есть, то с большой долей вероятности можно говорить о том, что имеющихся в распоряжении должника средств и имущества будет недостаточно для удовлетворения требований всех кредиторов. Также стоит учитывать и другие проблемные вопросы банкротства в части удовлетворения требований кредиторов, в решении которых до настоящего времени не поставлена «точка». Например, порядок формирования очередности кредиторов и определение приоритетности некоторых из них. В совокупности эти факторы оставляют впечатление довольно снисходительного отношения к должнику в ущерб интересам кредитора. В этой связи укрепление законодательной базы о банкротстве в интересах кредиторов с целью нивелировать существующий правовой дисбаланс целесообразно. Поэтому введение субсидиарной ответственности, равно как и последующие поправки, направленные на усиление ответственности руководителей, иных контролирующих должника лиц, подтверждают свою обоснованность и необходимость вполне конкретными результатами. Возможность получить удовлетворение требований по долгам компании от бенефициара стала гораздо более реальной, а растущее количество положительной судебной практики по таким вопросам лишь подтверждает это.

В деле о банкротстве ООО «Инвест», субсидиарная ответственность была возложена на непосредственного его руководителя за не предоставление им бухгалтерской документации, а это, стоит сказать, в таких делах довольно распространенное основание. Суд счел это правонарушение объективным препятствием для продолжения процедуры банкротства. Таким образом, с контролирующего лица было взыскано более 3 млн. рублей (дело № А15-3477/2018).

До принятия поправок, усиливающих меру ответственности контролирующих лиц, правоприменительная практика в отношении привлечения к субсидиарной ответственности, особенно в отношении бухгалтеров, сводилась в основном к отказам в удовлетворении таких заявлений. Дело было в сложности в доказывании взаимосвязи между совершением проступка в виде не предоставления документации или искажения сведений и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

Изменения же, внесенные в закон о банкротстве в июле 2017 года, значительно облегчили для кредиторов возможность привлечь контролирующее должника лицо к ответственности, поскольку бремя доказывания невиновности контролирующего лица легло на его плечи.

Вместе с тем этот момент увеличивает риски, меняет положение контролирующих лиц, делая его более уязвимым. Контролирующим может быть признано лицо, например, в силу служебных связей или по другим основаниям, которые прямо не оговариваются законом. Под удар могут попасть главный бухгалтер или финансовый директор организации-должника. При таких обстоятельствах очевидно, что признать контролирующим можно практически любое лицо, а при условии недобросовестного намерения это вполне себе полноценный инструмент, позволяющий оказать давление на должника и причинить массу неудобств.

Довольно показательным и неоднозначным можно назвать недавнее решение по делу о взыскании с бухгалтера налоговых долгов компании-банкрота. Сумма, подлежащая взысканию значительна, и составила более 5 млн. рублей. В данном случае бухгалтер оказывал услуги в рамках гражданско-правового договора, фактически являясь лишь исполнителем услуг. В состав органов управления компанией не входил, руководящую должность в компании не занимал. При этом суд признал бухгалтера контролирующим лицом и счел возможным взыскать с него убытки как с контролирующего лица, причинившего убытки (дело № А60-59392/2016). Примечательно, что появление такой практики позволит кредитору выбрать наиболее легкий путь к удовлетворению своих требований посредством привлечения к ответственности директора или даже бухгалтера компании-должника, особенно если банкрот нужным количеством активов не располагает.

Нельзя не отметить в качестве основания для привлечения к субсидиарной ответственности нарушение обязанности по подаче заявления о признании должника банкротом, возложенной на руководителя должника положениями Закона о банкротстве. Такая ответственность предполагает исключение случаев наращивания неисполненных обязательств и увеличения кредиторской задолженности после наступления признаков банкротства.

Наиболее важным, в этом случае, станет соблюдение одного из условий пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве. Кроме того, важно определить момент возникновения данного условия и установление факта неподачи заявления о банкротстве должника его руководителем в установленный для этого срок, а также объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пункт 2 статьи 9 Закона о банкротстве. Может показаться, что соблюдение всех этих условий одновременно, с точки зрения практики применения, будет весьма затруднительно. Однако судебная практика доказывает обратное. Так, руководитель ООО «Топ Трейд» привлечен к субсидиарной ответственности в сумме около 22 млн. рублей за неподачу заявления о банкротстве и наращивание кредиторки уже после наступления признаков банкротства (дело № А45-8337/2017).

Говоря об основаниях, способствующих привлечению к субсидиарной ответственности, стоит сказать, что ключевым моментом все же тут выступает невозможность исполнения обязательств перед кредиторами, возникшая по причине действия или бездействия контролирующего лица.

Для привлекаемого к субсидиарной ответственности важно доказать отсутствие признаков контролирующего лица, что в период непосредственного взаимодействия с должником, тот не обладал признаками банкрота, а сделки с имуществом не были направлены на сокращение его количества и не привели к неблагоприятным последствиям. Также существенным представляется обстоятельство, когда лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, предприняло все возможные меры к тому, чтобы не допустить наступление негативных последствий в виде банкротства должника.

Хотите знать ваши риски быть привлеченным к субсидиарке? Пройдите небольшой тест и узнайте ответ на этот вопрос

Возврат к списку

Превращая долги в возможности